A+ R A-

Peugeot RCZ - Обзор autorambler

E-mail Печать

Peugeot «разрушил» стереотипы

Фото: Евгений Константинов 

То, что настоящее спортивное купе может быть только супердорогим и с многолитровым мотором, такое же заблуждение, как и то, что морские курорты во Франции есть только на Лазурном побережье. Что, вы и вправду так думаете? Тогда отправляйтесь на новом Peugeot RCZ Нормандию. А заодно можно и в Бретань заглянуть. Очень помогает от подобных стереотипов. Это недалеко, всего-то пять сотен километров от Парижа.

Когда мосты, бульвары, эйфелевы башни и дорожные заторы остались позади, а прямой участок автострады пошел в затяжную и довольно крутую горку, я от души нажал на газ. Уж очень интересно было выжать из нового 204-сильного двигателя, спроектированного специально для RCZ, все, на что он способен: лошадиные-то силы, они разные бывают, особенно когда объем мотора всего 1,6 литра. Стрелки тахометра и спидометра дружно и бодро поползли вверх по шкале, а машина резво пошла в разгон на шестой передаче. Пожалуй, даже неожиданно резво. Сто семьдесят, сто восемьдесят, сто девяносто… Только сейчас интенсивность ускорения немного убавилась. А горка все продолжалась. К вершине я чуть не дотянул до двухсот и… отпустил педаль. Все-таки мы во Франции, а здесь скорость на трассах ограничена 130 километрами в час. Жаль… Потому что спорткаровский характер не скроешь. Неожиданную для столь малого объема тягу, эластичность и мощь этого двигателя я распознал и оценил сразу, вот только случая почувствовать максимум его возможностей в тесноте дорожного потока до этого момента не представлялось.

Откуда что берется

Действительно, французские инженеры создали очень достойный по характеристикам силовой агрегат, сняв 127,5 «лошадок» с литра и растянув максимальный крутящий момент в 275 Нм на «полке» между 1700 и 4500 об/мин. Отлично! Другой вопрос, какой ценой им это удалось? В отличие от гоночного автомобиля, для гражданского спорткара ресурс двигателя – вопрос достаточно важный, и ответит на него в данном случае только время. Впрочем, по нынешним меркам и технологиям, подобная степень форсирования уже не кажется запредельной, так что очень хочется надеяться…

Фото: Евгений Константинов

Фото: Евгений Константинов

 

Фото: Евгений Константинов

 

По субъективному восприятию, этот турбированный мотор 1,6 очень похож на хороший атмосферник объемом не меньше двух литров. Во многом такое поведение двигателя определяют система изменяемых фаз газораспределения и двойной турбокомпрессор, включающийся в работу уже с самых низов. Турбоямы нет и в помине, а тяги хватает, чтобы начинать разгон на любой передаче уже от полутора тысяч оборотов. При этом, после двух тысяч разгон из уверенного переходит в интенсивный, а ближе к четырем – в пушечный. Вы спросите, почему я с самого начала столько пишу про мотор? Да потому что это было самое первое яркое впечатление от автомобиля. В данном случае именно он задавал характер всему – от скорости перемещения в пространстве до ощущений за рулем. Правда, сказать, что RCZ изначально построен вокруг двигателя, было бы слишком категорично: эта модель создана на той же платформе, что и вся 308-я линейка. И все же элементы этого Peugeot подчинены именно двигателю. Недаром «заряженное» 200-сильное купе по настройкам ходовой части, подбору передаточных чисел в трансмиссии, эффективности тормозов и рулевого управления отличается от такой же с виду машины, но со 156-сильным мотором (о ней – чуть позже).

К слову о радаре

Тот же автомобиль, который мне достался, был укомплектован исключительно удачно: топовый мотор, механическая коробка передач, самые легкие колесные диски и тканевые сиденья с ручными регулировками – то есть выдержан в том истинно спорткаровском духе, где все подчинено драйву и скорости. Интерьер, между прочим, тоже получился под стать: стильно, функционально и эргономично, все на своем месте, и ничто не отвлекает от управления. А сиденья – самые простые из возможных – как показало сравнение с другими комплектациями, на мой взгляд, получились самыми удобными. Во-первых, с точки зрения анатомии. Хотя каркас у всех кресел один, мягкие элементы чуточку различаются, и на дальних расстояниях это различие становится все заметнее. А во-вторых, в отличие от кожаных, они шершавые, что дополнительно фиксирует тело при прохождении виражей.

Фото: Евгений Константинов

Фото: Евгений Константинов

Но что-то с виражами я поторопился. До них по-настоящему дойдет позже, во время энергичной езды по узким, извилистым и не совсем ровным лентам асфальта между садов и деревушек нормандской глубинки. А пока, изредка переходя по развязкам с одной магистрали на другую, мы мчимся в сторону известного курортного городка Довиль, расположившегося на побережье Ла-Манша. Признаюсь честно: машина провоцирует нарушать скоростной режим. Она настолько послушна и устойчива на высоких скоростях, что верхнюю планку преодолеваешь совершенно незаметно. При этом точность руления, отзывчивость на педаль газа, предсказуемость легко дозируемого усилия тормозов и приличный запас мощности – все это позволяет легко и комфортно двигаться быстрее потока, как бы прошивая его насквозь и ни кому из соседей при этом не мешая. Мало того – все это автомобиль позволяет проделывать насколько быстро, настолько же и плавно – без всякой суеты, резких маневров и перегрузок. Как же все-таки хорошо, что во Франции перед каждым радаром стоит предупреждающий знак, вовремя напоминающий, что надо бы сбросить скорость…

Третий – лишний

Машина исключительно комфортна для перемещения на дальние расстояния, что можно сказать не про всякий спорткар. Начнем с того, что в салоне просторно. Разумеется, для двоих. Потому что на заднем ряду, стыдливо обозначенном в посадочной формуле как «+2», несмотря на сложный профиль крыши и заднего стекла, все равно человек выше среднего роста никак не поместится. А тому, кто все-таки поместится, придется ехать полубоком с прижатыми к ушам коленями. Зато впереди места много, диапазон регулировок сиденья и руля достаточный, для всякой нужной в дороге мелочевки хватает отсеков и карманов, а задний диван и вовсе как огромная багажная полка.

Акустический фон тоже не напрягает, хотя автомобиль отнюдь не бесшумен. Наоборот, двигатель слышно всегда - благодаря специальной мембране в выпускном тракте он постоянно напоминает о себе благородным низкочастотным звуком. Не знаю, как кому, а мне нравиться слушать, как работает мотор: это тоже своеобразный элемент комфорта в пути, сообщающий, что все в порядке. А вот аэродинамическая звуковая составляющая даже на высоких скоростях относительно невелика.

Кстати, в аэродинамике этого купе присутствуют два относительно редких для современных автомобилей момента, один из которых положительный, а другой не очень. Во-первых, поток воздуха обтекает кузов машины так, что при езде с открытыми окнами в салоне практически не возникает завихрений. Благодаря этому мы опустили стекла, едва съехав с автострады на местное шоссе, чтобы чувствовать приближение к Атлантике по изменяющемуся вкусу ветра. Обратной же стороной оказалось неудачное сообщение салона с атмосферой, из-за чего буквально на каждой горке, даже самой пологой, закладывало уши. Даже удивительно. Чтобы выравнивать давление, приходилось… опять же приоткрывать окна – и все сразу становилось нормально.

Курортная жизнь

Въехав в по-курортному неторопливый Довиль, я вдруг поразился обилию американских флагов на улицах. Неужели опять высадка в Нормандии? Нет, все оказалось прозаичнее: накануне завершился крупный фестиваль американского кино, ежегодно проходящий прямо под открытым небом у самого моря. Пляжи Довиля принимали десант голливудских звезд вместе с их новыми фильмами. Этот городок, как оказалось, славится подобными мероприятиями, да и вообще богат на всякие статусные светские события. Тут периодически случаются скачки, турниры по гольфу, презентации модных коллекций и другие подобные вещи, собирающие парижский бомонд. Так повелось исторически.

Довиль, отмечающий в нынешнем году свое 150-летие, с самого начала славился и строил всю свою экономику как город дорогих развлечений. Он и в город-то превратился из периодически смываемой штормами рыбацкой деревушки только благодаря постройке казино и тем, кто там оставлял свои состояния. Впрочем, продувались в пух тут не все. Некоторые выигрывали. Вот Коко Шанель, например, на выигрыш в местную рулетку открыла в Париже свой первый бутик. Кстати, ее самый первый магазинчик находился именно здесь, как раз через дорогу от казино. С двух отелей – «Нормандия» и «Рояль», построенных специально для игроков почти сто лет назад, начала развиваться сеть одних самых высококлассных во Франции отелей «Баррьер». В общем, Довиль - город славный и знаменитый, да к тому же отметившийся в классическом кинематографе как место действия ленты Клода Лелюша «Мужчина и женщина».

По общей атмосфере городок как будто законсервировался в середине ХХ века. Он производит впечатление удобного пристанища заслуженных пенсионеров, вспоминающих былые победы и хранящих привычки молодости с поправкой на возраст. А в целом – дорого, чопорно и скучно. На улицах немало дорогих машин, периодически попадаются даже роскошные… Но на наши спорткупе респектабельные прохожие не перестают оглядываться. Действительно, такие машинки еще пока редкость даже здесь.

Несмотря на уже откровенные осенние цвета в пейзаже, море оставалось еще на удивление теплым. Впрочем, большинство отдыхающих уже переместилось с пляжей на рукотворные берега бассейнов и спа-центров, благо многие из них работают тут круглый год на подогретой морской воде. Но прибрежная полоса от этого не стала пустынной, наоборот, она превратилась в популярное место конных прогулок. Ухоженные и довольные лошади в Нормандии встречаются повсеместно. Они тут как яблоки – такой же символ и гордость региона.

Фото: Евгений Константинов

 

А яблоки, между прочим, это не только прекрасные расцвеченные всеми оттенками желтого, красного, зеленого и розового сентябрьские сады, но и кальвадос. Помните, у Ремарка: «…Побудь с нами, солнечное тепло. Долгим жарким летом и голубой осенью ты согревало яблони в старом запущенном нормандском саду, а теперь мы так в тебе нуждаемся…». Так вот, кальвадос готовят только в этом регионе Франции. И это тоже еще один предмет нормандской гордости. Традиционная технология его производства сводится к двойной перегонке яблочного сидра и многолетней выдержке получившегося продукта в дубовых бочках, где со временем кальвадос набирает цвет и аромат. Французские правила дорожного движения разрешают 0,5 промилле, поэтому в музее кальвадоса мы воздали хвалу этому благородному напитку на совершенно законных основаниях. И поехали дальше.

Найти себя

Один из стильных элементов интерьера Peugeot RCZ – поднимающийся из «торпеды» экран мультимедийной бортовой системы, из множества функций которой сейчас наиболее актуальна была навигация. Картография оставила неоднозначное впечатление. На общем масштабе карта была «слепа», зато на крупном детализация оказалась потрясающая. Вся нормандская глубинка постепенно разворачивалась перед нами - с деревнями, садами, фермами, дорожками к домам и другими локальными объектами. Мало того, они соответствовали реальным на местности! Навигатор довольно быстро соображал, самостоятельно подгружал информацию о пробках, ремонтных работах и других дорожных сложностях и пользовался ею при прокладке маршрута.

Фото: Евгений Константинов

 

Насколько этот сервис будет работать в нашей стране, да и будет ли вообще – затрудняюсь сказать, а во Франции он отлажен довольно четко. Хотя пару раз за все время система в процессе пересчета маршрута в пути надолго зависала, а еще порой вдруг теряла привязку к дороге и вела нас просто по азимуту, но в конце концов снова привязывалась. Кроме того, при скоростном прохождении многолучевого кругового движения, навигация не всегда успевала за машиной, и… я проскакивал нужный поворот. Но в целом на навигатор положиться было можно, особенно в лабиринте узких дорожек между полей, где все равно больше не на что рассчитывать не приходилось.

Пасторальный заезд

Как и многие другие равнинные регионы Франции, Нормандия вся сплошь опутана сетью очень узких полевых дорожек, предназначенных для местного движения, сельскохозяйственного транспорта и иных подсобных нужд. Они асфальтированы и поддерживаются в приличном состоянии. На них встречаются мостики, трамплины, внезапные повороты. В общем, это практически готовые асфальтовые «допы» классического ралли. Какую же силу воли надо иметь, чтобы ехать по ним медленно! У меня такой не нашлось. Единственное, что отжигая по таким «спецучасткам», надо всегда помнить, что они не перекрыты и из кустов вдруг может выйти лошадь или на всех парах из-за поворота выскочить комбайн.

Сконцентрировавшись на дороге и органах управления, я не смотрел на спидометр. Но, судя по тому, что сидевшая в правом кресле блондинка прервала длинную фразу и тоже внезапно сконцентрировалась на дороге, ехали мы действительно быстро. Спешу уточнить: блондинка не входила в комплектацию Peugeot, а тоже участвовала в тест-драйве, представляя одно глянцевое неавтомобильное издание. Так вот, на этих-то раллийных дорожках RCZ действительно показал все, на что способен. Машина четко держала траекторию, очень точно откликалась на педали газа и тормоза, отлично рулилась и демонстрировала отточенные реакции. Довольно жесткая и короткоходная подвеска отлично, без единого пробоя отрабатывала периодически попадающиеся бугры и волны асфальтового полотна. При этом в присыпанных дорожной пылью виражах машина демонстрировала легкий равномерный снос обеих осей, характерный скорее для полного привода, чем для переднего.

В общем, ходовая часть, руль и тормоза оказались под стать мотору. Водительское пространство тоже показалось мне удачно организованным для активного пилотирования, за исключением одного момента: выступы под пальцы на рулевом колесе мешают держать его хватом «без десяти два», как учит классическая раллийная школа. Только «без четверти три» – как в картинге. Впрочем, хват – дело привычки.

Мон-сен-Мишель

С такой вот полевой дорожки, затерявшейся между морем и усыпанными яблоками садами, вдруг на горизонте открылся контур диковинного средневекового замка. Казалось, он вплыл в реальность миражом из далекого прошлого, и вот-вот исчезнет. Но он так никуда и не исчез. Наоборот, по мере приближения, замок становился все больше и детальнее. Все четче становились шпили, дома, крыши, затем стали видны окна. Видение оказалось средневековым бенедиктинским аббатством Мон-сен-Мишель, выстроенном на восьмидесятиметровой гранитной скале посреди бухты Сен-Мишель.

Фото: Евгений Константинов

 

Правда, когда мы подъехали вплотную, воды вокруг острова не было. На многие километры вокруг расстилалось серое песчаное дно. Сразу же вспомнились аномально обмелевшие нынешним жарким летом реки центральной России… Впрочем, грустное зрелище вокруг горы Михаила-архангела было не таким уж грустным. Как выяснилось, в бухте высота прилива составляет более двенадцати метров! Это одно из самых больших значений не только на атлантическом побережье Европы, но и в мире. А на здешней плоской литорали такой перепад высоты соответствует огромному расстоянию по горизонтали. Правда, получить точного ответа, насколько отступает море в пик отлива, не удалось. Зато, сказали нам, прибывает вода со скоростью скаковой лошади.

Само аббатство не менее уникально, чем окружающая бухта. Возникнув в VIII веке, к Х оно стало мощным прибрежным укреплением, а его нынешний облик постепенно сложился в течение последующих пяти столетий. Даже для богатой древними замками Франции этот архитектурный комплекс неповторим. Я даже не буду пытаться передать словами красоту, мощь и легкость залов, колоннад, лестниц, нефов, галерей, потаенных часовен и других элементов сложного многоуровневого сооружения… По монастырскому замку и окружающему его средневековому городу гулять можно было бы несколько дней, проходя сквозь стены, теряясь в чреде колонных залов и питаясь зажаренными по старинному рецепту омлетами. Но столько времени у нас все равно не было.

В волчьей шкуре

Ежедневно перемещаясь по большим и малым французским дорогам, мы менялись автомобилями, чтобы почувствовать все нюансы разнообразных комплектаций. Впрочем, строго говоря, комплектаций как таковых тут нет: покупатель волен сам выбирать из обширного списка опций, что ему нужно. И это – самое мудрое маркетинговое решение для автомобиля подобного класса. В принципе, почти все сводится к различиям в отделке и другим мелочам, определяющим в итоге конечную цену. Почти, но не все. Потому что в случае с Peugeot RCZ существует четкая граница, разделяющая два принципиально разных характера автомобиля. Это двигатель.

В общем, я снова вернулся к тому, с чего начинал свой рассказ. Именно мотор определяет все остальные свойства этого спорткупе. Так вот, двигателей для RCZ предлагается два. Про один вы уже все знаете, а другой… Другой поначалу может ввести в заблуждение. Потому что в нем тоже 1598 кубических сантиметров рабочего объема. И у него тоже есть турбонагнетатель. Только мощности почти на полсотни «лошадок» меньше. И вот тут-то прячется огромная пропасть. Это совершенно другой мотор – по конструкции головки блока, особенностям турбины, настройкам электроники и характеристикам. И в конечном счете автомобиль с ним получается тоже другой – с более мягкими настройкам подвески, рулевого управления, тормозами. Пересаживаясь в него сразу после 200-сильной модификации, сразу понимаешь, что одинаковы только внешние оболочки. Это не спорткар.

Чтобы ехать быстро и динамично, такую машину приходится постоянно подстегивать. Она, конечно, может и так ехать, но двигатель приходится сильнее раскручивать, на разгоне чувствуется турбояма, отсутствует тяга на низах. Если 204-сильный мотор готов «выстрелить» уже с двух тысяч, то 156-сильный только с трех. Хватка тормозов здесь тоже слабее, что заставляет сильнее жать на педаль. В итоге получается странное впечатление: этот автомобиль кажется более резким и нервным, чем более мощный, который все равно способен ехать быстрее. Одна радость – налогов за него платить придется меньше. Впрочем, какая это радость – так, слабое утешение.

Правда, я чуть не забыл еще одну категорию покупателей. Те, которые ездят на спорткупе исключительно из эстетических соображений. Потому что так ездить красиво. Вы удивитесь, но с каждым годом подобных покупателей (да и покупательниц тоже), кому абсолютно безразличны мощностные и динамические характеристики спорткаров, становится все больше. По счастью, многие из них благоразумны и никогда не будут выжимать из такой машины все, на что она способна. А раз так – зачем платить больше? Видимо, маркетологи Peugeot, это все очень хорошо просчитали. И именно поэтому в модельном ряду RCZ автоматическая трансмиссия будет только на младшем двигателе.

 

Текст и фото: Евгений Константинов

Еще из старых материалов:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Форум

Читать подробнее »

Online

Никого

Вход

Добро пожаловать.